Что читать в сентябре 2020? Книжные новинки

«Узелки», Евгений Гришковец

grishkovets«Есть воспоминания такой яркости и отчётливости, которые не тускнеют, не размываются и не уходят в тень новых событий и переживаний… Я говорю про воспоминания, которые всегда рядом, которые под рукой как некие предметы, лежащие в кармане некой вечной, бессменной одежды, как едва заметный белый маленький шрам на ноге, руке или на лбу, бросая взгляд на который или видя его в зеркале ты всякий раз, пусть на миг, но вспоминаешь обстоятельства его появления». (Е. Гришковец).


«Бал безумцев», Виктория Мас 

ballВ центре сюжета одна из крупнейших больниц Парижа Сальпетриер, в прошлом заведение для сумасшедших женщин. Причем лечить больных начали лишь в XIX веке, а до на протяжении двух веков женщины заточались туда как в тюрьму. И среди «безумцев» оказывались не только утратившие рассудок, но и «лишние» люди – нищие, сироты, маргиналы и враги власти. Сальпетриер был чем угодно: богадельней, работным домом, тюрьмой, но только не лечебницей. В крохотных комнатах ютилось по пятьдесят женщин, везде царил голод, грязь и насилие.

К середине XIX века к сумасшедшим стали относиться более гуманно. Доктор Шарко был одним из основоположников психиатрии, учителем Зигмунда Фрейда. Под его руководством Сальпетриер стал местом, где пациенток содержали в чистоте и комфорте, лечили как умели и не в последнюю очередь изучали.

Однако в то время психиатрия только формировалась, и мир по-прежнему считал безумцами всех, кто не попадал под обрисованные обществом рамки. В Сальпетриер могла попасть любая, чье поведение вызывало вопросы отцов или мужей. Родственники могли сослать женщину под любым предлогом – что и случилось с главной героиней романа Эжени, говорившей с мертвыми.

Ее отправил «лечиться» отец, точнее он попросту избавился от нерадивой дочери. Но Эжени вовсе не безумна, и она планирует побег в ночь карнавала. Ей помогают медсестра Женевьева. И если кому-то повезет вырваться на волю, то другим суждено навсегда остаться в стенах Сальпетриера.


«Переплет», Бриджет Коллинз

Bridzhet Kollinz PerepletВ пыльных мастерских переплётчики высушивают кожу, сшивают листы — и помогают людям забыть. Они слушают их рассказы и слово за словом переносят на бумагу, стирают секреты из памяти и прячут под обложкой.

Молодой Эмметт покидает родительский дом, чтобы научиться этому сложному ремеслу. Под присмотром старухи-переплётчицы он создает прекрасные книги с чужими воспоминаниями внутри. Страшный секрет, который нужно скрыть, болезненное событие, которое нужно забыть — вы никогда больше их не вспомните. Все надежно и навсегда сохранит изящный, вручную сделанный том.

Мастерская становится новым домом героя — пока однажды, в комнате, о которой Эмметт не знал, он не находит книгу со своим именем… И вот тогда он вынужден выбрать между забвением и ужасным и дразнящим обещанием вспомнить.


«Парижские сестры», Фиона Валпи 

Book flat ValpyПариж, 1940 год. Немецкая армия оккупировала территорию Франции. Прежний блеск города померк, гул улиц затих. Кажется, что парижане сдались и перешли на сторону врага. По крайней мере так всё выглядит на первый взгляд – немецкие офицеры и их жены пьют кофе в уютных кафе и наслаждаются гостеприимством легендарного города. На самом деле многие из местных жителей ведут тихую борьбу в рядах Сопротивления и отдают все свои силы во имя долгожданной победы.

Три девушки Клэр, Мирей и Вивьен работают в маленькой швейной мастерской в центре города и ежедневно создают из шелковых обрезков настоящие произведения искусства. По вечерам они встречаются, чтобы поделиться секретами, которые могут доверить только друг другу. Это тревожное и крайне непростое военное время заставляет с осторожностью открываться даже самым близким людям, особенно когда втайне помогаешь повстанцам, а цена победы непомерно высока.

Жизни трех подруг тесно переплетаются и, подобно старинной шкатулке, полной страшных тайн, открываются в руках внучки Клэр. Много лет спустя после описываемых событий, она приезжает в Париж и посещает места, где по рассказам матери прошла юность её бабушки. Девушка находит людей, которые помогают пролить свет на историю ее семьи – драматичную и страшную историю подвига обычных жителей оккупированного Парижа.


«Коэффициент поцелуя», Хелен Хоанг

3D book Коэффициент поцелуяГлавная героиня – милая и невероятно умная женщина, которой в жизни не хватает всего лишь одной незначительной детали – опыта в отношениях. Издалека Стелла Лейн выглядит как настоящая модель, а при первом знакомстве девушка сражает наповал своим интеллектом – она талантливый экономист и математик. Но при более близком общении становится очевидно, что Стелла не вполне обычная женщина. Ей трудно вести себя непринужденно и контролировать свои эмоции. Она наперед планирует, что ответит и как именно улыбнется. Порой она говорит и даже ест как робот, а вся ее жизнь сводится к повторению одних и тех же комбинаций движений и процедур. У нее синдром Аспергера – особенность, которая помогла ей достичь успеха в науке, но которая мешает наслаждаться простыми человеческими радостями.

Мать Стеллы никогда не считала, что синдром дочери может стать помехой на пути к семейному счастью и с нетерпением ждала внуков. Но к тридцати годам Стелла ни разу не была приглашена на второе свидание, а об интимной близости у нее весьма посредственные представления. Но ведь дети не появляются при обсуждении математических формул – Стелла это понимает и готова перейти к решительным действиям. К этой задаче она подходит как настоящий ученый: составляет список того, чему ей нужно научиться в отношениях, и находит идеального кандидата для практики. Майкл Фан – ослепительный, забавный, утонченный и нежный… мужчина для эскорт-услуг. Идеальный вариант для научных экспериментов!

Стелла составляет детальный «план», который закроет все «белые пятна» в ее сексуальном образовании. И конечно, для этого нужен не один урок и не одна ночь. Незаметно все больше времени они проводят не в постели, а на романтических свиданиях. Майкл знакомит Стеллу со своей семьей, но Стелла всерьез боится, что ее болезнь отпугнет идеального мужчину. Несмотря на эту недосказанность, герои продолжают сближаться до тех пор, пока не осознают, что уже не могут жить друг без друга.

Поделиться:

Мастер-класс от Игоря Манна «Как планировать год, когда ничего нельзя планировать»

Последние годы над нами просто издеваются. Слово «планирование» сегодня у многих вызывает ироническую улыбку или даже отторжение.Какое планирование?..Какие планы?..Вы о чем?!.. Игорь Манн @mann_igor, маркетолог

5 ресторанов, в которых не скучно

Сегодня мы предлагаем вам подборку самых творческих заведений столицы. Кафе, ресторанов и кофеен в которых можно не только поесть, но также попасть в прошлый век,