Певица KARINA: как начать работать с известным продюсером

KARINA – талантливая певица и продюсерский проект Алексея Романоф, с кем она познакомилась в 2017 году, и это переросло не только в долгий творческий союз, но и крепкую дружбу. Вместе они выпустили два музыкальных альбома, пять видеоклипов, а также этнический проект на башкирском языке, создавая который, певица отдала дань своей малой родине – республике Башкортостан. И каждая новая победа – это о любви к творчеству, к людям, к себе и всему, что ее окружает. Именно этим чувством KARINA делится с каждым своим слушателем, надеясь прикоснуться к душе.

В копилке новых побед – песня «Джаз» от Константина Меладзе и работа над третьим альбомом, где авторами выступили три именитых композитора. В интервью для Foodika исполнительница рассказала, как молодому начинающему артисту обратить на себя внимание знаменитых композиторов и продюсеров, и какими качествами он должен обладать.

 

  • Как начинался твой творческий путь? Ты помнишь момент, когда стихи переросли в песни? Какая была первой и обозначила начало нового этапа – карьеры артистки?

Это самый популярный и самый сложный вопрос, который мне задают. Я не из тех людей, у которых с детства есть мечта, а в голове понимание предназначения – быть на сцене. Я не росла в закулисьях, это вообще не про меня, и воспитывали меня не так. Но, так или иначе, в начальной школе у меня появилось фортепиано и глобально мое музыкальное воспитание началось оттуда. Но если мы говорим про осознанный творческий путь, что я его выбрала и поняла, да, мне вот по этой дорожке – это осознание пришло после 18 лет. Было много маленьких шагов, которые привели уже к даже не отправной точке, а точке невозврата, я бы назвала это так, и это знакомство с Алексеем Романоф. Тогда я осознанно или неосознанно, но окончательно приняла решение идти по этому пути. Я как бы осознавала, что мне куда-то туда, но оно еще получилось и на ощущениях. То есть это все равно были какие-то ощущенческие темы, всего 18 лет ведь, в голове ветер. У меня конечно ветра было не очень много, но он все равно присутствовал, так или иначе. Но стихи я начала писать еще в самом неосознанном возрасте, только услышала в них музыкальный потенциал не я, а один композитор. Это был мой первый опыт. Сейчас мы понимаем, что удачный, раз я пошла дальше. Я всегда получаю подтверждения, что иду в правильном направлении. И я себя чувствую здесь максимально-естественно.

  • Все стихи к песням из твоих альбомов написаны тобой?

Обычно да, но, если мы говорим про третий альбом, там с моими стихами песни 4 из 12-ти. Очень много написал Алексей, также принимал участие Александр Ковалев, с ним мы работали над вторым альбомом. Поэтому не всё написано мной. К этому, в свое время, я относилась достаточно скептически, а с возрастом начала воспринимать спокойнее. Это прикольно, в особенности, когда пишут авторы извне. Например, Константин Меладзе. Я была уверена, что музыка будет на высоте, что это будет всеми узнаваемый, полноценный Константин Меладзе, и мне было интересно, что он сделает со стихами. Получилось замечательно. Я, как человек, который тоже пишет стихи, оценила (смеется). Ну и плюс ко всему, у нас есть еще один композитор, который участвует в создании третьего альбома. Она, конечно, пишет потрясающие стихи, это факт.

  • Многие исполнители двигаются самостоятельно, кто-то хочет быть независимым, а у кого-то не получается заинтересовать продюсеров. Как тебе удалось обратить на себя внимание Алексея Романоф?

Нас познакомили общие друзья, это ни для кого не секрет. Но задолго до знакомства, когда музыка для меня была хобби, они часто говорили, что если вдруг я пойму, что хочу заниматься этим профессионально, то Алексей мне подойдет не просто как композитор, но и как человек. И когда пришла к осознанию важности музыки в своей жизни, то поняла, что мне рядом необходимо сильное плечо. У меня в голове было представление о долгоиграющем композиторе, с кем будет продолжительное сотрудничество. И возникло имя Алексея. Как мне потом уже рассказали, он не собирался даже просто приезжать на встречу. Но мы все-таки встретились, хотя Алексей ехал отказываться. У него точно не было мыслей о плотном сотрудничестве, и тем более он не знал, что на второй день напишет для меня песню, частично на мои стихи. Это была песня «Минус любовь», которая позже вошла в первый альбом «В миллиметре от сердца».

Помню, на этой встрече я почти ничего не говорила, только поздоровалась. Я всегда при первом знакомстве очень отстранённая, вся в себе. И еще тогда рассуждала, что если человеку этого оказалось достаточно, чтобы написать песню, значит, он был с моего поля или с соседнего (смеется).

Я подозреваю, мне помогло и мое воспитание, в лучших традициях консервативной семьи, в хорошем смысле этого слова.  Я всегда была такая «девочка-девочка», во мне нет напористости, и я немного такая…ну не Снежная Королева, но некая отстраненность всегда есть, для меня это нормально. Когда-то очень давно я осознала, что мой главный плюс – то, что я женщина, а значит мужчины должны делать меня счастливой. Все (смеется). Поэтому мое окружение и все, с кем я работаю, — это в основном мужчины, и я знаю, как вести себя с ними. Как с женщинами — не знаю, никогда не знала, не умею с ними работать и вообще общаться, для меня это немного странная субстанция. А с мужчинами очень просто. Я не делала ничего сверхъявственного, наоборот, максимально естественно. Есть люди, которые своим чрезмерным энтузиазмом и напористостью пытаются показать себя лучше, чем они есть. Я никогда не пыталась специально обратить на себя внимание, это пустая трата времени. Совместимость вообще с любым человеком равносильна замужеству. И когда вы год друг перед другом разыгрываете театр, а потом сил и времени на роли не остается —  все эти шторы спадают, и ты оказываешься перед человеком таким, какой есть. Лучше это пройти сразу, без розовых очков. Поэтому нужно быть собой и притягивать людей со «своего поля». Пришли, посмотрели друг на друга: нравимся – замечательно, не нравимся —  значит, понравимся другому. Это нормально. Когда ты это понимаешь, жить становится гораздо проще.

  • Вы сразу нашли общий язык, или были моменты притирки?

На притирку у нас ушло приличное количество времени. Я всегда сравниваю это с молодой семьей. Первый год — он самый сложный (смеется), потому что в первый год люди обычно узнают друг друга, проверяют, ищут границы. Первые полгода у нас были качели, потом стало легче, а сейчас так вообще замечательно и мы одно целое. Я под полной защитой, и все наше общение строится на том, что иногда нам вообще не нужно что-то говорить. В этом и есть кайф, когда не нужно ничего объяснять, когда ты можешь быть тем, кто ты есть, и ты не думаешь, что тебя будут оценивать. То есть, вот на этом этапе, спустя четыре года, мы не стараемся казаться лучше или хуже, чем мы есть.

Мы оба очень эмоциональные, при том, что по гороскопу я – телец, и должна быть более спокойной, но в силу молодого возраста и меньшей житейской мудрости могу вспылить.  Когда Леша начинает возмущаться, что я без настроения и злая, я всегда говорю: «Мы все иногда злые и все равно твои. Вот я злой человек, Алексей Дмитриевич, и я все равно твой человек». Мы пришли к пониманию, что, даже будучи в плохом настроении, я все равно остаюсь его человеком, а он — моим. Я искренне желаю не просто каждому артисту, а каждому человеку жить и осознавать, что рядом с тобой есть тот, с кем не нужно притворяться. Сейчас я ни за что не переживаю, потому что все вопросы решает Алексей Дмитриевич, и в этом весь кайф.

  • Что самое главное, при выборе продюсера? Важно быть на одной волне, или профессионализм стоит на первом месте?

Здесь, во-первых, каждому артисту важно понимать, что он хочет от продюсера, что он понимает под этим словом. Кто-то ищет бессознательно, кому-то нужен Карабас-Барабас, который вылепит, возможно даже вырежет коммерческого артиста и хороший продукт. Но этот Карабас-Барабас будет заставлять работать, держать в определенном психологическом терроре. Некоторым это нужно, они бы по-другому, как артисты, не случились, хоть и сами себе в этом не признаются.

Поэтому здесь для себя нужно определить, кто ты, что ты, кто тебе нужен, кто для тебя продюсер, какой он должен быть, какие взаимоотношения у вас должны быть. И когда человек это понимает, продюсер находится сам собой. У меня так и случилось, потому что всегда была картинка в голове, какой должен быть продюсер. Я никогда не хотела себе Карабаса-Барабаса, заставлять меня что-то делать — это пустая трата времени. Мне всегда был важен человеческий фактор, чтобы сошлись как люди. Мне было важно, чтобы это был мужчина, мне нужен защитник. Я не очень понимаю, как продюсер может не защищать своего артиста, тем более артистку.  В этом плане для меня Иосиф Пригожин и певица Валерия – идеальная картинка продюсер-артист. Они наши с Алексеем друзья, и я наблюдаю за тем, как они коммуницируют, как они друг с другом вообще находятся, и для меня – это то, к каким отношениям стоит стремиться любому продюсеру и артисту. Если мы говорим про рабочие отношения. Если говорить про человеческие, то это еще одна ступень. Всеобъемлющая забота очень важна, и в отношениях продюсера и артиста в том числе. Они ведь в первую очередь люди, а это важнее. Но конечно, нельзя забывать и про профессиональные качества. Есть молодые продюсеры, у которых опыта, извините, на половину артиста, я таким никогда не доверяла. Кто-то ищет «молодую кровь», но мне был важен успешный опыт в творчестве, и у Алексея Дмитриевича его очень много.

  • А какие качества, на ваш взгляд, обязательно нужны артисту?

Очень важно помнить, да, ты артист, но ты человек, в первую очередь, а уже потом артист. И отношение к людям должно быть такое же: сначала они люди, а уже потом их профессиональные качества. Артисту важно быть гибким, потому что это творческая профессия и жестким в своем мировоззрении людям будет очень сложно. Мой преподаватель в школе говорил: «Математика – это либо сразу по любви, либо акт насилия. Если это неизбежно, лучше расслабиться и получать удовольствие, лучше по любви». Здесь то же самое. Все равно есть некоторые нюансы, которые должны произойти, и лучше расслабиться и получить удовольствие, лучше по любви. Также необходимо себя разделять «я артистка — я на сцене», и, в моем случае, «я женщина — я в жизни». Некоторые не разделяют и от этого страдают психологически. Еще важно уметь коммуницировать, выстраивать отношения и быть партнером. Последнее вообще мало кто умеет, это талант, в некой степени. Все привыкли концентрироваться только на себе, не у всех выстроено в голове умение думать о благополучии другого человека.

  • В данный момент вы работаете над созданием третьего альбома. Разница между первым сильно ощутима? Какие самые главные изменения в себе и творчестве вы можете выделить?

Изменения, конечно, есть, хотя бы то, что первый альбом был полноценно моим и Алексея. На второй альбом мы позвали Александра Ковалева и Машу Кольцову. А на третьем еще сильнее расширили наши творческие границы. В его создании принимали участие не только я и Леша, но и Константин Меладзе, а также еще один прекрасный композитор. Сейчас, если говорить про третий альбом, мы занимаемся более «эффективными песням». Это удивительное словосочетание придумал Константин Меладзе и наделил его интересной историей. Это песня, которая претендует на коммерческий успех и которую легко можно поставить в эфир на радио, это потенциальный хит. Так объяснил Константин. И у нас альбом «эффективных песен». Мы раньше очень настороженно к этому относились, а сейчас стали гибче и сами себе поставили задачу на написание «эффективных песен».

А вот на себя мне сложно смотреть со стороны. Мне это, скорее, транслирует Алексей. Он постоянно говорит, какая я была, и какой я стала. Он это говорит не с позиции «ужасная-прекрасная», а какой прекрасной я была и еще более прекрасной стала. Он действительно восхищается, как мне кажется, каждым маленьким шагом, который я делаю, которые даже я не замечаю, а он замечает все. Я вижу только профессиональные качества. Я стала еще чуть более терпеливая, раньше на съемках могла капризничать, а сейчас для меня это работа. Да, 12-ти, 16-ти, 24-х часовая, но это работа.

  • В начале марта ты представила песню «Джаз», написанную Константином Меладзе, которая войдет в новый альбом. Как протекало ваше сотрудничество?

Константин – это действительно потрясающий человек. Много факторов сложилось, чтобы это сотрудничество состоялось, но я до сих пор вспоминаю первую встречу с ним, она была основополагающей, закладывающей определенную базу. Мне понравилось в человеке, во-первых, интеллигентность и воспитанность, но про это говорить даже не приходится, потому что это априори так. Во-вторых, то, как человек строит диалог. Первое, что у меня спросил Константин: «А зачем вам я, если у вас есть Алексей». Так будет всегда, это неоспоримый факт меня и моей жизни, но мне хотелось, чтобы был кто-то еще. Мне хотелось посотрудничать с Константином. Я считаю, что любой артист мечтает о песни от Константина Меладзе, но он с ними не работает, потому что ему не интересно. Со мной это все так сошлось, что мы друг другом прониклись, мы правда в каких-то вещах очень похожи, мы два сомневающихся в себе человека, и нам это импонирует друг в друге. Константин очень честный, и это подкупило, потому что он сразу сказал: «Я не напишу для вас так, как пишет Леша, это будет другое. Но если я пойму, что могу написать для вас полезную, помогающую песню — я напишу». И через месяц-полтора родилась песня. Сейчас у нас потрясающие, уважительные и доверительные отношения. И если мне нужно посоветоваться, я пишу Констатину. Он называет меня только Кариночка, больше никак, это еще один очень трогательный момент, вроде мелочь, но основополагающая такая. Поэтому сейчас я счастлива, что у нас есть песня, которую берут на ведущие радиостанции России. Алексей, конечно, очень радуется, и Константин в том числе.

  • В новом альбоме будут коллаборации и с другими авторами и/или композиторами?

У нас на этом альбоме три очень больших человека, три очень талантливых и в своей степени гениальных композитора, и у каждого как минимум есть по одной, скажем, заглавной песни, это очень сильно прослеживается и это действительно очень круто. Для меня это большая работа, потому что нет ни одного исполнителя, кто бы мог говорить о том, что у него в репертуаре есть как минимум по одной песни от каждого из этих композиторов, и для меня, как для артиста, это очень важно, и говорит о моем определенном уровне как человека, в первую очередь, и умении общаться с людьми. Для меня это очень ценные сотрудничества, поэтому альбом действительно особенный.

  • Были когда-нибудь мысли бросить карьеру? Что помогло не опустить руки?

Учитывая, что я человек достаточно сомневающийся в себе, конечно были мысли перед сном: «А точно мне это надо?». Особенно, когда что-то не получается, ну вот не идет.  И вот когда начинаешь говорить о том, что может не надо, меня спасают две вещи. Первая – просто какая-то неумолимая, бесконечная любовь ко мне со стороны Алексея, то есть он просто беззаветно любит и верит в то, что я делаю, и как только у меня начинались моменты сомнения, он всегда видимо чувствовал это и начинал транслировать свою любовь и свою веру. Даже в том, что Константин написал песню — это во многом и Лешина заслуга. Вторая причина в том, что я очень упертый человек, и я всегда отмахиваюсь от этих мыслей. Раз уж я начала, то не могу сейчас это бросить, нужно довести дело до конца.

  • У вас достаточно плотный график, не боитесь эмоционального выгорания? Где ищите вдохновение, когда силы на исходе?

У меня вообще очень сложная тема с усталостью, в особенности, когда началась пандемия, и стало гораздо сложнее куда-то летать. Я очень сильно страдала по этому поводу, потому что раз в месяц-полтора мне было крайне важно менять обстановку. И сейчас, например, мне было уже без разницы, куда ехать отдыхать, мне было просто важно уехать. Меня ничего не радовало, я, мне кажется, последнюю неделю перед отъездом в Дубай никакими делами не занималась, даже альбомом. Я делала все, кроме работы, потому что у меня не было ни сил, ни энергии на это. Раньше этот вопрос решался очень легко: мы устали – мы, уставшие, сели в самолет и улетели отдохнуть на неделю, и потом нам очень хорошо. Сейчас был очень интенсивный период после нового года: съемки, которые физически очень трудно дались, потом мы сразу стали готовиться к релизу, это тоже не быстро, учитывая, что мы ушли из ПМИ в другое место. Помимо всего этого нужно было писать альбом, проверять, записывать вокал и сидеть с аранжировками. В такие моменты у меня есть только единственный лайфхак — куда-то уехать, и когда не получается — это прям трагедия, для моего мозга — как минимум.

  • Сколько лет вы поете на сцене? Осталось волнение перед выходом, или вы не поддаетесь эмоциям?

На сцене я 4.5 года. Конечно, я переживаю, я сама по себе переживательная, но у меня нет такого, что руки трясутся. На самом деле, на сцене я, на удивление, очень спокойная. Если это неизбежно, что переживать (смеётся).  Меня всегда поддерживают, со мной ездит моя команда, мой директор и Алексей. Я никуда не езжу одна, ни на какие гастроли, мы везде вместе. Это тоже очень важно, потому что само ощущение, что я не одна, делает меня спокойнее.

  • Вам всего 22, а на вашем счету уже такие громкие сотрудничества. Какой совет вы можете дать артистам, которые находятся в поиске продюсера, того, кто в них поверит?

Не нужно никого заставлять, не нужно желать ничего сверхъявственного. Повторюсь, многие артисты мечтают о песне от Константина Меладзе от Алексея Романоф, но бывает такое, что просто это не их композитор, и не сложится сотрудничество, как бы они не хотели, потому что это не их путь. Когда ты это понимаешь, то жить, в целом, становится гораздо проще. У меня, например, очень плохо складывается с женщинами-композиторами, наверное, сложилось только с одной, и о ней мы скоро расскажем. Поэтому заставлять обращать на себя внимание не имеет смысла, тем более, если это люди высокого полета, с большим опытом. Лучше всего просто быть собой, потому что истинное «Я» все равно вылезет. Пришли, посмотрели друг на друга – таких, какие мы есть, — нравимся – замечательно, не нравимся —  значит понравимся кому-то другому. Это нормально, это очень важный процесс. Опять же, если мы говорим о композиторе, то сегодня можно с одним посотрудничать, завтра с другим, но если говорить о продюсере, то это достаточно долгий период, если не вся жизнь, и ошибиться совсем не хочется.  Это как выйти замуж: десять раз не хочется, хочется один раз и на всю жизнь.

Поделиться:

Маст-хэв этой осени в вашей косметичке

Женские руки- это нежность, а глаза- любовь. Но приходят времена, когда из-за усталости и стресса появляются синяки  под глазами и ногти становятся ломкими. А это

Ирина Иванова: как стать генеральным продюсером студии и снимать фильмы

Ирина Иванова,   основатель и генеральный продюсер студии видеопродакшна Expert Image, креативный директор, сценарист, режиссер игрового кино, фотохудожник, Член Совета Торгово-промышленной палаты по финансово-промышленной и инвестиционной